20.06.2018 дежурный по

20.06.2018
Дежурный по дневнику: Артур Бостонбаев

Перед тем, как начать, стоит освежить в памяти вечер вчерашнего дня. Мы ворвались в общагу СПбГУ после тяжёлого дня, опоздав на начало матча Россия Египет, так как часть нашей рисковой группы поехала на автобусе, вставшем в пробку из-за аварии. В то же время нормальные люди, которые поехали на электричке, успели вовремя, да ещё при этом заскочили в Перекрёсток. И вот я уже бегу к своим соседям-иранцам, которые приехали в РФ учить русский, и очень кстати обзавёдшиеся Wi-Fi. Только я захожу в комнату, где на ноутбуке мой новый табризский товарищ смотрит матч, как через 10 секунд Денис Черышев забивает красивый гол. Вместе с Армином Фараджзад-эхом радуемся. Но не успев прийти в себя, ликуем уже через 3 минуты третьему голу российской сборной в исполнении Дзюбы. Искра, буря, безумие. И даже гол Салаха с пенальти не может омрачить радость победы нашей сборной. 3:1. Теперь можно поднимать пенсионный возраст до 70 лет, а НДС до 22%.

Утро среды напомнило нам день сурка: снова ранний подъём, снова осточертевшая гречка, снова заспанная электричка. Приехав на Балтийский вокзал, как и в первый раз, наша дружная тусовка зарубежников выдвинулась на лекцию в Институт наук о Земле. Там нас встретил харизматичный профессор кафедры региональной политики и политической географии геофака СПбГУ Константин Эдуардович Аксёнов. Он прочитал нам лекцию про градостроительство Санкт-Петербурга. Очень понравились его последовательность изложения мыслей, контакт с аудиторией и манера общения, а также грамотное сравнение Москвы и Санкт-Петербурга, США и России. По ходу лекции я осознал, что именно так себе и представлял Леонида Викторовича, лекций которого мы, к сожалению, не застали. Всё было в духе СЭГЗС.

В лекции было несколько кейсов:
1. Масштабы субурбанизации в Москве преувеличены. Пригороды растут не за счёт классической урбанизации, а за счёт дач (path dependence) и первичной миграции в Москву, из-за того, что в пригородах дешевле. Смысл теории Path Dependence (если не знаешь, что ответить, говори: исторически так сложилось) в том, что возможности развития жёстко детерминированы выбором, сделанным значительно раньше. И особенность этого выбора заключается в том, что на предыдущем этапе он мог быть сделан далеко не оптимальным образом. Этот неэффективный выбор и предопределяет дальнейшее развитие. В Москве это были дачи, которые являются одной из особенностей регионализма. Этакий urban sprawl по-русски. А что в Питере? Процессы сжатия агломерации тут были выражены сильнее, так как в 90-е поток иммиграции был слабее. Была естественная убыль населения. Люди просто уезжали в другие города и сёла РФ и СНГ после распада Союза нерушимых из-за недостатка рабочих мест (см. Карл Маркс).

2. Классическая урбанизация Петербурга началась со строительства рабочих кварталов и доходных домов во времена индустриализации. Все мы знаем США как типичный пример классической урбанизации. У юсов [американцев] очень наглядна социально-пространственная сегрегация общества. Афроамериканцы, выходцы из Латинской Америки и белые живут раздельно. А у нас она происходит не по селитебному признаку, а по досугово-рекреационному. Богатый и бедный живут в одном доме. Один ходит в фешенебельные, элитарные рестораны, ведёт светский образ жизни, а другой в столовую и прочие маргинализованные места. Встречаются они разве что у входа в парадную.

3. Также интересным кейсом было закрытие в Санкт-Петербурге пространства дворов. Константин Эдуардович рассказывал, как он всю жизнь мог пройти половину Петербурга через дворы, и администрация города даже финансировала средства в этот некий пешеходный дублёр Невского. Там ставили фонтаны, облагораживали территорию, инфраструктуру туристическую развивали. А недавно местные жители начали закрывать свои дворы шлагбаумами и заборами от чужих, многие жители хотят это сделать, причём доля таких горожан-интровертов составила 80%. Происходит конфликт интересов с местными ритейлерами наподобие народной 7И семьИ или ремонта обуви, так как они хотят, чтобы их организация была доступна каждому. От лекции остались яркие впечатления, захотелось прослушать весь возможный курс лекций от Аксёнова.

Наш завод наша гордость. Эта вывеска Балтийского завода поприветствовала нас ещё издалека. Фотографировать на его территории запрещено. Экскурсию нам провела начальник бюро развития персонала Низовцева Юлия Александра.
Завод был основан в 1856 году петербургским купцом М. Карром и английским инженером-механиком императорской яхты Невка М. Л. Макферсоном на юго-западном побережье Васильевского острова. Он состоял их литейного, механического и сборочного цехов. Завод стал передовым в стране. За свою долгую историю (более 160 лет) он произвёл первые в мире: подводную лодку Ивана Александровского, атомный ледокол, научные суда Космонавт Владимир Комаров Космонавт Юрий ГА, покоритель Северного полюса атомный ледокол Арктика, атомное разведывательное судно Урал, тяжёлые атомные ракетные крейсеры. И первые в России: броненосец Адмирал Лазарев, боевая подлодка, дредноуты, тендеры и тральщики. За всё время функционирования на нём было построено около 560 кораблей. Сейчас в проекте атомной ледоход Лидер, шириной чуть меньше 50 метров. Это ширина примерно равна 1,4 МКАДа. Также 28 апреля 2018 года плавучая атомная теплоэлектростанция Академик Ломоносов покинула территорию Балтийского завода. Её строили с 2009 года. Буксировку плавучего энергетического блока (по сути баржа с атомными реакторами) в город Певек, самый северный город России (ЧАО) планируется осуществить в два этапа: из Санкт-Петербурга в Мурманск, а затем в Певек.

Мы посетили различные производственные мощности. Пришлось поднапрячь память и вспоминать пары по ТЭОПу: корпусообрабатывающее производство, где трансформируют прокат и изготавливают большинство деталей; сборочно-сварочное производство, где с помощью 120-тонных кранов изготавливают секции кораблей. В механическом цехе происходит выравнивание геометрии, грунтовка, а также тепловая, гидроабразивная (из песка особой твёрдости, поставляемый Индией, с водой), газовая резка. Литейное производство впечатляет: его оборудование позволяет получать всякие отливки из бронзы, латуни и чугуна. Также идёт процесс очистки: пескоструйная, дробеструйная, газом или с помощью металлических щёток. Например, гребные винты, лопасти, судовые и церковные колокола (да, именно церковные, тут был отлит колокол Троице-Сергиевой лавры весом 72 тонны) и всякие отливки для прочих отраслей промышленности типа нефтеперерабатывающей, химической, ЦБК и др. А судовой котёл, расположенный на территории завода, используются для выработки перегретого и насыщенного пара, горячей воды для энергетических установок и технологических нужд предприятий. Автономно от городского отопления, он снабжает теплом всё предприятие.

Бросается в глаза практически полное отсутствие российских станков. Оно, видимо, и вправду мертво, русское станкостроение. Стапель (наклонная поверхность, где собирают суда и спускают их на воду, где идёт дальнейшая сборка) впечатляет своими размерами. Сейчас на заводе собирают 4 ледокола: Виктор Черномырдин, Сибирь, Урал и Арктика. В среднем, срок изготовления одного корабля составляет 45 лет, что в целом почти в 2 раза дольше, чем на азиатских заводах.

Балтийский завод просто потрясает. Учитывая преобладание социальщины над промышленностью на нашей практике, посещение каждого завода становится грандиозным событием не только для околопромышленников. Я считаю, что курс лекций по технико-экономическим основам производства должен обязательно сопровождаться посещением предприятий. Потому что можно хоть раз 20 читать, например, про ЦБК, но пока ты не посетишь его и не увидишь все сам, лекции не принесут должной пользы.

Вечером мы снова вернулись в Институт наук о Земле. Там доцент кафедры
экономической и социальной географии Станислав Сергеевич Лачининский прочитал лекцию Санкт-Петербург как приморский город. Он объяснял важность приморского положения в экономике Питера. Море создаёт возможность для работы порта, улучшает транспортно-географическое положение города. Поэтому туда приходят предприятия. При этом в Петербурге приморский фактор влияет на положение населённых пунктов, но не создаёт особой системы расселения.

Закончили мы этот день заданием по линейной дифференциации городского пространства (ДГП) Васильевского острова. То есть шли по данным нам профилям и картировали этажность, время постройки домов и архитектурный стиль, параллельно замечая назначение данного квартала. По итогам мы составим карту архитектурно-функциональной ДГП, где и будут показаны изменения в застройке и назначении кварталов района.

Дальше нас ждало ещё больше промышленности