Дальше – только дустом

Дальше – только дустом… На малый бизнес в Москве накатила пятая волна сноса

Москву ждет новый, пятый по счету этап борьбы с самостроем. На заседнии президиума правительства Москвы утвержден список под снос из 78 объектов общей площадью 42 308,8 кв.м. Утверждается, что все они расположены на инженерных коммуникациях, а также в опасной близости от метрополитена, электросетей и газопроводов.
Некоторые ларьки за десяток лет своего существования из временных превратились в капитальные строения и стали откровенно мозолить глаза, например, на Симферопольском бульваре, Рязанском проспекте, Новом Арбате, Калужской площади. На Алтуфьевском шоссе, д. 36А будет демонтирован самострой, который вырос в подмостовом пространстве. В охранных зонах сетей газоснабжения незаконно расположилось кафе Ночное рандеву на Велозаводской ул., д. 2Б. На выход велено приготовиться торговым объектам у станций метро Выхино (ул. Хлобыстова, д. 26, стр. 2), и Волгоградский проспект (Новоостаповская ул., д. 1 стр. 4-9),

Что интересно: пару лет назад, когда чиновники мэрии еще не заикались о реновации, торговые центры у метро имели все необходимые разрешительные документы и даже внешне преобразились в соответствии с тогдашними требованиями иметь единый дизайн, входные двери, и специальные окна для торговли на вынос в ночное время. Сейчас все устарело, признано недействительным и вообще опасным для жизни города. Ларечникам приказно собирать чемоданы.

– Могу им посоветовать только одно: валить с этого места как можно раньше, – говорит Ян, владелец пивного магазина на улице маршала Чуйкова, переживший в 2016-ом ночь длинных ковшей, потерю бизнеса, безнадежные суды с чиновниками, и возрождение на скромном пятачке в 20 квадртных метров. – Чем дольше ты пытаешься доказать свою правоту, тем больше рисков, что тебя оставят ни с чем.

В торговом центре в Кузьминках Ян простоял 20 лет, имел магазин 100 кв. метров, репутацию хорошего парня, кучу договоров и лицензий, свидетельствующих о его законопослушности, лучшее пиво для местного плебса и импортный алкоголь для элиты из районных контор. Самое обидное, что как раз контора и была в первых рядах, когда на торговый центр наехали бульдозеры.

– Ничего от них ни предупреждения, ни объяснения, – с обидой вспоминает Ян. У меня на землю договор на 20 лет сами же его и подписывали, а теперь стоят, смеются. У меня лицензия на торговлю спиртным заплатил полмиллиона, полтора года пропадет им опять смешно. Мечусь, как дурак, рассовываю бутылки по мешкам, везу на дачу их же теперь не продать, ни сдать в другой магзин лицензия на меня оформлена, начну распихивать, еще и посадят. Они вообще ухохатываются: ты живучий, выкрутишься! А как я выкручусь? Другого места нам не предложили. В торговом центре человек пятьсот работало, все на улице. Свободных площадей нет Выпал на полгода все, бизнесу конец, иди бомжуй. Я на даче сидел, пил это несчастное вино, чтобы не пропало. Потом удалось снять полмагазина в пятиэтажке. Полмагазина громко сказано. Сидим с таким же горемыкой на голове друг у друга в бывшей двухкомнатной квартире, аренда бешеная. Но и этому рад при деле, старые покупатели вернулись, кредиты выплачиваю.

Контора захаживает. Смеху поубавилось. За четыре волны сноса в Москве десять тысяч предпринимателей уже потеряли бизнес, разорились это не самое лучшее, что могло произойти в кризис, на фоне падения экономики и сокращения налогов в казну.. . Вроде бы намечался крен в противоположную сторону. Департамента торговли и услуг Москвы выражал готовность вернуть торговлю продуктами питания чуть ли не в подуличные переходы метро. Глава Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Олег Бочаров обещал взамен снесенных павильонов построить новые на альтернативных площадках. Департамент имущества вернуться к процедуре перевода жилых помещений в нежилые, которую тихой сапой сам же и приостановил, для оборудования там магазинов шаговой доступности.

Дальше обещаний дело не пошло. Наоборот, в связи с реновацией над малым бизнесом нависла еще большая угроза. В сносимых пятиэтажках около 500 000600 000 кв. метров приспособлено для коммерческих целей. Это 1012% всего стрит-ритейла столицы. Большинство нежилых помещений в этих домах бывшие квартиры на первых этажах, переделанные под магазины, парикмахерские, службы ремонта. Многим скоро придет конец.

Бунта против экскаваторов не ожидается. Масштабный снос торговых павильонов в Москве расколол горожан на два лагеря. Одни уже окрестили инициативу мэрии варварским поступком по отношению к малому бизнесу, другие радуются, что после сноса палаток взору вновь открылась столичная архитектура. Не знаю, правда, какая панорама открылась, допустим, жителям Рязанского проспекта, когда первая волна снесла газетный киоск у метро, но свежих газет точно не стало. После второй волны люди лишились возможности на бегу купить бутылку воды, кефир или хлеб. Третья накрыла ярмарку выходного дня, которая до этого четырежды преображалась, меняя за счет продавцов то зонты, то прилавки, чтобы соответствовать столичным причудм.

Пятая волна смоет кибитку 2х2 старика Ашота Гаспаряна, 30 лет торговавшего здесь шнуркми, стельками, ремешками для часов. За мелочевкой придется ездить в Ашан – 12 остановок на троллейбусе.

Рассказывают: Штефан Шолль, собкор немецкой газеты Sudwest Presse в Москве, когда представители мэрии попросили его оценить свежим глазом, что еще можно снести в столице, чтобы не портить ее европейский вид, ответил:

– Не стал бы ничего сносить. В условиях кризиса стоит опираться на собственников, палаточников, на средний и мелкий бизнес. Ведь именно они через инвестиции смогут преобразить внешний вид города, вложив деньги в архитектуру своих строений в будущем, да и помочь экономике в целом.

Ответил явно не в дугу, больше его в советчики не приглашают. Кстати, нежеланными гостями в мэрии стали и сельхозпроизводители Подмосковья, которым зачистка Москвы от самостроя перекрыла всю сезонную торговлю.

– Много ягоды пропало, огурцы растолкали по перекупщикам, – рассказывал НИ фермер Луховицкого района Владимир Платонов. В Москве негде торговать, отовсюду гонят. В Нью-Йорке, например, овощные шатры в пяти минутах от дома – это удобно. И мы хотели также. Приехали, развернули палатку в людном месте, пара часов и все довольны: мы продали, москвичи купили свежее, с грядки. Московские власти на это не идут, им надо, чтобы мы подавали заявку, год держали за собой место на ярмарке выходного дня и торговали только там раз в неделю. А что у нас скоропортящийся товар и он за неделю проквасится, – это им не интересно. Вот и прячемся по дворам, по подворотням, штрафы полиции платим. Неохота сюда ехать.

Борьба с торговыми павильонами в Москве началась с момента вступления в должность мэра Сергея Собянина в 2010 году. В рамках этой кампании только за последние два года, по данным предпринимательской организации Опора России, было демонтировано более 2,2 тыс. объектов. Власти настаивают, что объекты самостроя отняли у горожан около 50 тыс. кв. м. общественного пространства.

– Это горе поправимо, – прогнозирует управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко. Общественное пространство они себе вернут, уплотнив его высотками по программе реновации. Вот с малым бизнесом незадача. Придется придумывать новую программу по выращиванию особого московского предпринимателя, устойчивого к сносам и разорениям. А если серьезно, то малый бизнес, чтобы сохранить себя, либо уйдет на нелегальное положение, либо будет работать в неприспособленных для этого помещениях. То и другое для казны одинаково плохо налогов она не дождется.