Еще про имя. у меня с

Еще про имя. У меня с ним много всего интересного связано. Например, на одном из мест работы коллеги споро запомнили, что имя у меня библейское, но так и не усвоили, какое именно. Так что была я и Рахилью, и Саррой, и Юдифью, и Руфью. Эсфирью, кстати, была реже прочих, что интересно и немного загадочно.

Но самый вин был в другом. Если кто не в курсе, в паспорте оно у меня начало значиться далеко не сразу. Сами понимаете, 85 год рождения, кругом сплошной СССР и очень немного безродных космополитов. Засирать ребенку карму прям с рождения мамеле не рискнула, поэтому в свидетельстве о рождении звалась я очень демократично и русско. Беда заключалась в следующем: паспортным именем меня не называли вообще никогда. Дома я была (и остаюсь) непривязанной ни к чему Таткой, школа предпочитала звать меня по фамилии, что я всегда очень любила, ибо фамилия у меня зачетная.
Но к моменту выхода на работу оказалось, что я с паспортным именем дружу слабо и отзываюсь на него неохотно. Надо было что-то менять – и я пошла менять имя. Официально, через ЗАГС и все круги ада, связанные с переменой документов.

А там какая фича: когда подаешь те самые докУменты на смену имени, в заявке присутствует графа “национальность”. Она, как оказалось позже, вовсе необязательная, но я, свято блюдя верность советским традициям, честно призналась родному государству, что пятый пункт у меня безусловно “да”.
И когда я вернулась в ЗАГС за справкой, его работники смотрели на меня мучительно и грустно. Имя-то их волновало мало – указанное в графе “причина смены” “по религиозным убеждениям” снимало все вопросы.
Но национальность их доканала.
А все почему? А потому, что мама моя родилась тоже в СССР, и ее-то в паспорте, по причине полукровности, записали, пользуясь возможностью, как русскую. Кто б тогда не записал-то, наевшись всех прелестей. А папа у меня вообще настолько номинальный, что про него никто ничего толком не знает. Поэтому и его в свидетельстве от щедрот записали, как русского (хотя с его отчеством это под таким вопросом, шо я даже и не знаю, что думать).
И вот смотрят на меня сотрудники ЗАГСа и молвят человеческим голосом – какого, блять, хрена, барышня?! У вас мама русская. У вас папа русский! У вас труба на доме – и то русская, только кошка еврей.
Даже не знаю, чем бы все закончилось, не приди немолодая и полная знаний о жизни дама. Она меланхолично посмотрела сначала на меня, потом на юных барышень-коллег, и изрекла:
– Ну что вы девочку мучаете? Пишите как указано. У нас в стране – самоопределение!

Так что я вот она. Вольноопределившаяся.